Журнал для тех, кто любит Москву
Мы пишем летопись столицы!
   •    НЕПРИДУМАННАЯ ИСТОРИЯ

ОТ РАЗДАВЛЕННОГО АВАНГАРДА ДО РАСТРЕЛЯННОГО ПЕЙЗАЖА

Весной 2008 года исполняется 30 лет со дня организации легендарной группы«20-ти московских художников», явившейся знаковым событием в культурной жизни Москвы 70-80-х гг. Одним из создателей группы был художник–нонконформист Корюн Григорьевич Нагапетян. Летом 2006 года в Московском музее современного искусства прошла его посмертная персональная выставка с символическим названием «Расстрелянный пейзаж». И это не метафора. В 1999 году художник был убит в своей квартире–мастерской неизвестным преступником. Пуля, пробив грудь автора, повредила расположенный за его спиной пейзаж…

Корюн Нагапетян родился 16 марта 1926 года в Армении в селе Ацик Гюмрийской области и 25 июля 1999 года был убит в России в Москве неустановленным киллером, выполнившим чей-то кровавый заказ.
В 1950 году будущий художник переехал из Армении в Москву и начал свою трудовую деятельность с традиционно армянской специальности строителя, выбрав при этом наиболее творческую и «близкую» к живописи работу маляра в депо на железной дороге. Очень скоро добросовестного рабочего заметили и в 1952 году поручили ему серьезный правительственный заказ — реставрацию траурного поезда В. И. Ленина. Нагапетян блестяще справился с ответственным заданием, за что получил благодарность от политического руководства страны и даже был представлен к государственной награде.
Стремительно продвигалась и производственная карьера: через год Нагапетян уже работал мастером кузнечного цеха на заводе им. Лихачева. Вот тут и случилась, на первый взгляд, непоправимая беда — производственная травма лишила его глаза, основного инструмента живописца. Казалось бы, мечты о карьере художника похоронены навсегда, но, несмотря на это, абитуриент невероятным образом прошел медкомиссию, блестяще сдал вступительные экзамены и обрел право учиться в МВХПУ (бывшее Строгановское училище). Закончил «Строгановку», затем аспирантуру при ВНИИТЭ, получил второе высшее образование по специальности «Социология и философия» и начал свой долгий творческий путь к вершинам современного изобразительного искусства.
Первая попытка публичного показа работ нонконформиста Нагапетяна закончилась неудачей: выставка, открывшаяся в Беляеве 15 сентября 1974 года по инициативе коллекционера А. Глезера и 13 художников во главе с О. Рабиным – основным лидером нонконформизма, в тот же день была разогнана при помощи бульдозеров, что вызвало широкий общественный резонанс не только в столице, но и далеко за ее пределами. Как позже рассказывал Нагапетян, именно знаменитая «бульдозерная выставка» послужила толчком к становлению его как художника, а художника — как Гражданина. И именно с этой выставки началось возрождение советского авангарда, или, как его называли сами художники-нонконформисты, «Авангарда – 2».
Впрочем, вернемся в 1974 год. Через 2 недели после бульдозерного беспредела Моссовет, под давлением международной общественности, вынужден был разрешить проведение официальной выставки нонконформистов. Определили место, время и дату: Измайловский парк, с 12 до 16 часов 29 сентября 1974 года. Организаторами «Второго осеннего показа живописи и графики» выступили О. Рабин, А. Глезер, Ю. Жарких. В выставке приняли участие 65 художников, которые представили на суд зрителей около 250 полотен. Немаловажная деталь: посетители вернисажа (а их в общей сложности было 15 тысяч) могли заметить стоящие наготове водометы и дружинников в автобусах. Видимо, власти все-таки решили подстраховаться.
В адрес нонконформистов стали фабриковаться негативные публикации, порой носившие откровенно угрожающий характер. В рядах художников-авангардистов царили упаднические настроения. Однако желающих участвовать в подобных выставках становилось все больше, и тогда живописцы вспомнили старый и довольно оригинальный способ заявить о себе и своем творчестве.
В 1975 году на квартирах художников-авангардистов регулярно устраивался отборочный просмотр работ к предстоящей выставке на ВДНХ. Двери не закрывались допоздна, и любой желающий мог посмотреть импровизированную выставку. Нагапетян был одним из организаторов «сетевого вернисажа», активным его участником. Этот этап становления советского неформального искусства позже получил название «Периода квартирных выставок».
С 19 по 26 февраля 1975 года на ВДНХ в павильоне «Пчеловодство» прошла официально разрешенная выставка из работ 20 художников-авангардистов, которым власти милостиво разрешили показать свои работы общественности. Инициаторами показа на этот раз выступили В. Немухин и Д. Плавинский.
Однако эта выставка не смогла вызвать особого резонанса в художественной жизни столицы. В основном, из этих работ, а также из тех, что экспонировались на квартирных выставках, был отобран костяк коллекции, которой предстояло в том же году, но на этот раз в Доме культуры ВДНХ, наделать много шума в современном мире искусств.
Нагапетян в то время работал художником-конструктором в одном из павильонов ВДНХ и, видимо, поэтому оказался в составе членов инициативной группы, которая занималась отбором художественных произведений для выставки в ДК. На Корюна Григорьевича была возложена обязанность по сохранению порядка во время проведения вернисажа. Спецслужбы в своих сводках и отчетах окрестили активного художника псевдонимом «Васген», по названию одной из его работ — портрета Католикоса всех армян Васгена – I. К открытию выставки в ДК ВДНХ 145 художников завезли 650 работ, из которых 522 были показаны. Выставка проходила с 20 по 30 сентября 1975 года.
В день открытия вернисажа километровая очередь выстроилась от главного входа ВДНХ до самого Дома культуры. Событие широко освещалось в западных средствах массовой информации. Но открытие выставки затягивалось. Дело в том, что ночью сотрудниками спецслужб были изъяты наиболее одиозные работы, носившие, с точки зрения властей, антисоветский характер. Разразился скандал. Художники выразили свой протест, перевернув картины лицом к стене. Тогда после непродолжительных переговоров большая часть изъятых полотен была возвращена на место, и выставка, наконец, открылась.
В 1978 году инициатор первых выставок свободных художников О. Рабин эмигрирует на Запад, где его примут с восторгом и нарекут «Солженицыным в живописи», а день открытия «Бульдозерной выставки» — 15 сентября — ЮНЕСКО назовет Всемирным Днем Свободного Художника.
До этих событий большинство авангардистов перебивались случайными заработками или попросту были безработными. Их статус переменился 7 июня 1976 года, когда художникам позволили объединиться в секцию живописи при Московском объединенном комитете (ОК) профсоюза художников-графиков, который располагался на Малой Грузинской улице в доме № 28. Председателем ОК в то время был некто В. Ащеулов, то ли комсомольский работник, то ли гэбэшник. Его правой рукой являлся Э. Дробицкий. Структура напоминала собой МОСХ. В ней были секции живописи, графики, плаката, фото и др. В секцию живописи и была принята основная масса участников двух выставок на ВДНХ. Таким образом власти решили проблему трудоустройства и надзора за инакомыслящими живописцами.
Нагапетян был в числе первых членов секции живописи объединенного комитета профсоюза художников-графиков. Работал над Уставом нового структурного подразделения, избирался в худсовет и местком, организовывал выставочные процессы.
Трудоустроенные живописцы начали готовиться к своей первой акции — выставке секции живописи, которая работала с декабря 1977 по февраль 1978 года и вызвала острый интерес у москвичей и продолжала свою работу. Однако уже во время ее проведения стало понятно, что ввиду ограниченности выставочной площади, один художник не может показать более 1—2-х работ. Внутри секции постепенно зрело недовольство, возникали конфликты, и в связи с этим художники начали группироваться в небольшие коллективы. Особенно выделялись творческие группы «20 московских художников», «Мир Живописи», группа «21 московский художник», «Мост», «18 московских художников». Наибольшей популярностью среди них пользовалась «Двадцатка», в первый состав которой вошли: С. Блезе, В. Глухов, Д. Гордеев, Т. Глытнева, В. Линицкий, А. Лепин, К. Нагапетян, В. Провоторов, В. Петров (ст.), В. Петров (мл.), Н. Румянцев, И. Снегур, М. Стерлигова, В. Савельев, Н. Смирнов, С. Симаков, В. Скобелев, В. Сазонов, А. Туманов, С. Шаров.
C 1978 по 1991 гг. состоялось 13 выставок «20-ти московских художников». Слава «Двадцатки» гремела по всему СССР и далеко за его рубежами. Это была победа, триумф, международное признание. В 1986 г. англоязычная газета «Интернешнл Геральд Трибьюн» писала: «Десятки тысяч москвичей приходят посмотреть произведения художников, представителей андерграунда в Москве на Малой Грузинской, 28». Почти за полтора десятка лет существования художественной группы, работы «Двадцатки» посмотрели более ста тысяч москвичей и гостей столицы. В их числе был и В. Высоцкий, который, как известно, проживал в этом же доме и всегда находил время посмотреть работы художников и познакомиться с их творцами поближе.
Несомненно, общепризнанным лидером «Двадцатки» являлся Нагапетян. Кстати, фамилия Нагапетян в переводе с армянского означает «основатель, старейшина рода, родоначальник». Он успешно осуществлял связь и вел переговоры с администрацией Объединенного комитета, властями и сотрудниками органов правопорядка.
В 1990 году «Горком профсоюзов» возглавил Э. Дробицкий, и вскоре организация была преобразована в Творческий союз художников России. Сейчас она располагается по адресу: Гоголевский бульвар, дом 10, в особняке бывшего Союза художников СССР.
Последняя объединенная выставка «Малая Грузинская 28», в которой участвовала и «Двадцатка», состоялась в 1991 году, непосредственно перед распадом СССР в Выставочном зале «Манеж» и Конгрессе США. Эта выставка по своей сути явилась заключительным аккордом в московском движении художников-нонконформистов.
С этого же времени заканчивается абстрактный период и в творчестве живописца Нагапетяна. Он снова обращается к реализму, к портретной живописи. В этот период им создана целая галерея портретов древнеармянских деятелей культуры и цикл «Золотое кольцо России».
Наиболее характерной особенностью творчества Нагапетяна, которым в общей сложности было создано около 400 живописных работ, являлось отсутствие в его полотнах откровенно красного цвета. Где мог, он старался обходиться без этого, с его точки зрения, «коммунистического колера». Агрессивный цвет вызывал у мастера чувство неприязни и политического дискомфорта.
Являясь талантливым организатором и ярким представителем нового поколения художников, Нагапетян принимал активное участие в пропаганде советского авангарда первой волны и, несомненно, сыграл немаловажную роль в зарождении, развитии и становлении «Авангарда—2».
В последние годы своей жизни бывший нонконформист постепенно отдаляется от живописи и работает только над своей книгой «Вторжение Земли в Гелиосистему» (М.: КРОН-ПРЕСС, 1997. – 256 с. ISBN 5-232-00644-8. 52Р(03) – 97).
В этой книге Нагапетян предложил читателям новую концепцию происхождения Земли, зарегистрированную в Роспатенте как «Ноу – Хау». Уже после его гибели телевизионный канал «Культура» в тележурнале «Ноу – Хау» представил концепцию художника на суд зрителей.
Эта книга стала итогом его 20-летней творческой деятельности. В ней нашли отображения и область изобразительного искусства, и система взаимосвязи Земля — Человек — Космос, и шрифтовая культура. О последней Нагапетян мог говорить часами, не повторяясь. Он считал, что в шрифт можно заложить информацию, найти в нем исцеление и обрести чувство патриотизма. Художник мечтал, что 30 созданных им шрифтовых гарнитур когда-нибудь войдут во все компьютеры мира и смогут закодировать любую нацию на добро и прогресс путем изменения начертания букв.
Популярностью книга не пользовалась, и начинающему публицисту приходилось распространять плоды своей литературной деятельности среди земляков возле храма на Армянском кладбище. Каждую субботу и воскресенье художник-писатель был на своем рабочем месте напротив церкви. Нагапетян стал как бы достопримечательностью Армянского кладбища, традиционно сложившегося места встреч соотечественников. Общаясь с Богом и прихожанами, он пытался при помощи своей книги донести до них и Всевышнего свои мироощущения, свое видение принципов устройства и происхождения жизни на Земле, законы формирования древних языков и способов общения людей друг с другом.
Нагапетян никогда не афишировал своей религиозности. И только после его гибели выяснилось, что он был человеком глубоко верующим. Незадолго до смерти художник признавался в своем дневнике Всевышнему: «Господи, я люблю тебя больше всего на свете. Ты — цель и смысл моей жизни».
Удивительным образом Армянское кладбище вошло в жизнь Нагапетяна. В этом месте он начал свою беспокойную общественно-политическую деятельность, и здесь же навсегда успокоилась его душа (художник похоронен на Армянском кладбище).
Нагапетян был одним из первых активистов, которые стояли у истоков процесса организации армянской диаспоры. В начале 60-х годов, в условиях всесилия тоталитарной системы, они тайно организовали армянское землячество в Москве. После начала карабахского движения и трагических событий в азербайджанском городе Сумгаит, на Армянском кладбище возле церкви «Сурб Арутюн» стали проходить еженедельные стихийные митинги московских армян с требованием удовлетворить просьбу карабахских земляков и привлечь к уголовной ответственности организаторов Сумгаитской трагедии. Среди митингующих Нагапетян выделялся блестящими ораторскими способностями. 13 марта 1988 года он вместе со своими соратниками сформировал из наиболее энергичных участников митингов первую серьезную организацию московских армян — Московский комитет «Карабах», явившийся своеобразным катализатором для активизации процессов образования множества мелких столичных армянских землячеств.
В 2000 году А. Абрамян объединил эти разрозненные национальные организации в один мощный коллективный орган — «Союз армян России».
Как это ни парадоксально звучит, но Армянское кладбище дало путевку в политическую жизнь многим ныне известным лицам. В их числе — политики В. Жириновский, В. Новодворская, Ф. Шелов-Коведяев, которые оттачивали ораторское мастерство среди армянских могил, высказывая свою особую точку зрения на происходящие в стране события.
Нагапетян старался не пропускать публичных собраний на Армянском кладбище и ежегодных пикетов, проводимых московскими армянами возле посольства Турции. До конца своей жизни художник активно боролся за официальное признание геноцида армян Османской (Турецкой) республикой. Но его политические симпатии не замыкались на узких национальных интересах. Художник выступал на многих митингах, захлестнувших в то время нашу страну судьба России была для него далеко не безразличной.
Неоднократные предложения баллотироваться в депутаты Верховного Совета, а затем и в Думу, живописец упорно отклонял. Являясь по своему характеру лидером, он боялся потерять свою индивидуальность среди массы новоиспеченных парламентариев, да и искусство он считал выше политики.
Всего один телефонный разговор с А. Д. Сахаровым, состоявшийся в конце декабря 1986 года, когда художник поздравил Андрея Дмитриевича с возвращением из ссылки, заставил Нагапетяна переосмыслить всю прожитую жизнь. Андрей Сахаров стал его кумиром. Портрет академика, как и портреты А. Солженицина, Б. Пастернака, были написаны художником еще в прежние, застойные годы и всегда висели на своих местах. Их никто и никогда ни от кого не прятал.
Смешивая свои краски, художник хорошо понимал законы колеристики, но в жизни не мог терпеть полутеней, половинчатых решений, компромиссов. Вероятно, и в день своей гибели живописец не смог найти компромисса с последним своим оппонентом-убийцей. Пистолет для него не был весомым аргументом. Одна из пуль, выпущенная убийцей, не только смертельно ранила художника, но и повредила его картину «Озеро Севан». Пейзаж был расположен за спиной автора. Пробив грудь живописца, кусок свинца на вылете повредил авторское полотно.
Озеро Севан является гордостью армянского народа, и художник в последние мгновения своей жизни будто бы пытался защитить одну из немногих оставшихся национальных святынь. Брызги крови обнаружились и на картине с изображением древнего Московского Кремля. Кровавый след словно подчеркивал неразрывную связь художника с Россией, с Москвой, в которой он учился живописи, работал и прожил около 50 лет…
Многим проектам, задуманным Нагапетяном, теперь уже не суждено претвориться в жизнь, однако его путь не окончен на Армянском кладбище. Нагапетян продолжает жить в своей книге, в изобретениях, работающих на людей до сих пор, в российских пейзажах и в картинах, рассказывающих о красотах Армении, ее культуре, ее трагедии.

Владимир НАГАПЕТЬЯН

№ 1-2, 2008 г.

№ 1, 2008 г.

ЗАМЕТКИ О НЕСКУЧНОЙ ЗИМЕ

ПАМЯТНИК ЧАЙКОВСКОМУ: РОЖДЕНИЕ ЗВУКА И РИТМА

ЗЕЛЕНОГРАДУ - 50!

АНАТОЛИЙ СМИРНОВ: "МЫ НАЦЕЛЕНЫ НА РЕШЕНИЕ СОЗИДАТЕЛЬНЫХ СВЕРХЗАДАЧ"

КРЮКОВО: ОБНОВЛЯЯ ТРАДИЦИИ

УПРАВА ПАНФИЛОВСКОГО РАЙОНА: В ТАНДЕМЕ С ЖИТЕЛЯМИ

ПЕРВОСТРОИТЕЛИ ЗЕЛЕНОГО ГРАДА

"ЗЕЛЕНОГРАДПРОЕКТ": СОЗДАВАЯ ГАРМОНИЮ

МОЛОДОСТЬ НАВСЕГДА

ИНЖЕНЕРНАЯ СЛУЖБА - ЗЕЛЕНОГРАДУ

УНИВЕРСАЛЬНАЯ "АВАРИЙКА"

"МИКРОН": РАБОТАЕМ НА БУДУЩЕЕ

"АНГСТРЕМ": ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ К ЗВЕЗДАМ

ШТУРМУЯ КОСМОС И МЕДИЦИНУ

ВНИИФТРИ: ХРАНИТЕЛИ ЭТАЛОНОВ

"ЭЛИОН-2": КАЧЕСТВО, ГАРАНТИРУЮЩЕЕ БЕЗОПАСНОСТЬ

"ЗОЛОТЫЕ ИДЕИ" "НТЦ ЭЛИНС"

НПЦ "СПУТР": В АВАНГАРДЕ ВЫСОКИХ ТЕХНОЛОГИЙ

КЦ ТВТ: ТВОРЦЫ АЛЬТЕРНАТИВНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ

КОНСТРУКТОРЫ БУДУЩЕГО

"КОМПНЕТ": МЫ - ПЕРВЫЕ

ОПОРА ДЛЯ БИЗНЕСА

ИМБО: НАУКА УПРАВЛЯТЬ

МГАДА: ОБУЧЕНИЕ ЧЕРЕЗ ВСЮ ЖИЗНЬ

ЮРИЙ ПОЛЕТАЕВ: "НАША ЗАДАЧА - УСИЛЕНИЕ ВАШЕЙ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ"

"ЗЕЛЕНЫЙ ГОРОД" ФИТНЕСА

"ГОРМОСТ" В ЗЕЛЕНОГРАДЕ

ГРУППА "ЛИТ": ВСЕГДА НА ПЕРЕДОВОЙ

ЗА РУКУ С ИИСУСОМ ПО ЕВАНГЕЛЬСКОЙ ТРОПЕ

МАРК РОЗОВСКИЙ: "ВНЕ ТВОРЧЕСТВА - ЗНАЧИТ, ВНЕ ЖИЗНИ"

БИЛЬЯРДНЫЙ СПОРТ - НА МИРОВОЙ УРОВЕНЬ!

МИССИЯ - ЛЕЧИТЬ ПСИХИКУ

"ЗДРАВООХРАНЕНИЕ-2007": ПОСТСКРИПТУМ

ОТ РАЗДАВЛЕННОГО АВАНГАРДА ДО РАСТРЕЛЯННОГО ПЕЙЗАЖА

Copyright © 2006 Москва и москвичи. All rights reserved.